?

Log in

No account? Create an account

КОНЧИНА И ПОГРЕБЕНИЕ В ОДЕССЕ ГЕНЕРАЛА Ф.Ф.РАДЕЦКОГО

                  
                        Просматривая Одесские новости конца января,  с удовлетворением отметил, что мимо СМИ не прошло незамеченным событие 121-летней давности, связанное  с коротким пребыванием, смертью  и захоронением в нашем городе героя русско-турецкой войны 1877-1878 годов генерала Федора Федоровича Радецкого.  Жаль только, что это была одна единственная  растиражированная статья Юрия Ткачева  «Солдат, полководец, патриот. 121 год со дня смерти генерала Федора Радецкого».  Да и  не коснулась она главного -  как и почему генерал оказался в Одессе  и скончался,  так и не пожив в нашем городе, в который так стремился. Думается, подготовленный нами материал даст ответ на эти  и другие вопросы, которые не могли не возникнуть у тех, кто живо интересуется историей нашего славного города.

КОНЧИНА И ПОГРЕБЕНИЕ В ОДЕССЕ ГЕНЕРАЛА Ф.Ф.РАДЕЦКОГО

«Если Одессе не суждено было видеть в числе почетных своих   сограждан покойного – остается, лишь горестное утешение, что прах столь доблестного военачальника будет находиться в недрах ее земли».
                                                                        Г.Г.Маразли


18 августа 1889 года - знаменательный день в своей жизни - пятидесятилетие офицерской службы, командующий войсками Киевского военного округа генерал адъютант генерал от инфантерии Федор Федорович Радецкий встретил лежа в постели. В начале августа во время торжеств в Киево-Печерской Лавре его лошадь, поскользнувшись на плитах, неожиданно упала, и генерал серьезно повредил правую ногу. В таком положении он принимал многочисленные поздравления. Имя Радецкого, доблестного героя Кавказа, Дуная и Шипки, навсегда будет «дорого каждому русскому сердцу», отмечено в Высочайшем рескрипте, данном по этому поводу.
На исходе дня пришла еще одна «радостная» весть - Федор Федорович получил Высочайший приказ об освобождении от должности командующего войсками округа и назначении членом Государственного Совета. Неожиданное отстранение 69-летнего боевого генерала от хорошо знакомой, горячо любимой живой деятельности, которой он отдал всю жизнь, глубоко опечалило и потрясло его.
Почувствовав скрытую интригу, тем более что он помышлял о должности генерал-инспектора пехоты, Ф.Ф.Радецкий воспринял новое назначение как почетную отставку. Измученный нравственно и физически, 30 августа он отправился в Крым поправить здоровье и пробыл там почти три месяца. Все это время его не покидали заботы о будущем. Местом нового жительства по согласованию с семьей  и друзьями была избрана Одесса. Начинать новую жизнь предстояло практически с нуля. Нужно было позаботиться о найме квартиры, приобретении обстановки, обзаведении всем необходимым. Осложняло дело то, что достаточных средств  для этого,  Федор Федорович не имел. Его большая семья (четыре сына и четыре дочери от первого брака), природная доброта и отзывчивость не дали возможности скопить что-либо существенное.
В конце ноября 1889 года Федор Федорович отправился в Одессу, где решал вопросы, связанные с организацией предстоящей жизни. Посильную помощь ему оказывал живший там друг молодости, с которым они более 7 лет служили на Кавказе - генерал-майор в отставке Карл Феликсович Лагорио, брат известного художника Льва Лагорио. Около трех недель Ф.Ф.Радецкий прожил у друга, подыскивая подходящее помещение, после чего по делам выехал в Петербург. Там он представился уже в новом качестве императору Александру III, который одобрил решение поселиться в Одессе, пожелал хорошей жизни и распорядился выдать 25 тысяч рублей пособия. Однако,  получить их,  Федору Федоровичу было не суждено.
Свалившиеся на него переживания буквально сломили могучую натуру боевого генерала, подорвали невосприимчивость организма к болезням, неблагоприятно повлияли на больное сердце и, по свидетельству современников, приблизили роковой конец. Во время пребывания генерала в столице, там свирепствовал грипп. Его ослабленный организм не устоял перед болезнью, давшей серьезные осложнения на грудную полость.
Мучимый сильнейшими приступами удушья, Федор Федорович покинул столицу и выехал ко второй жене Серафиме Петровне в Варшаву. Лечили его  там лучшие врачи, определившие тяжелую форму склероза венечных сосудов и сердечной аорты. В течение двух с лишним недель продолжалась борьба жизни со смертью. Могучий организм не сдавался, но положение оставалось очень тяжелым, приходилось  опасаться за его жизнь.
Неоднократно своего старого боевого товарища навещал командующий войсками Варшавского военного округа генерал от кавалерии И.В.Гурко, приходили  его бывшие     сослуживцы и многочисленные почитатели. Приехал в Варшаву из Одессы К.Ф.Лагорио.  Наконец, после тяжелейших двух недель,  в ходе болезни произошел перелом. Здоровье Радецкого постепенно стало восстанавливаться,  и он принял свой обычный, бодрый и деятельный вид. Обрадованный улучшением самочувствия, Федор Федорович  пятничным утром 12 января 1890 года, в сопровождении доктора Гольца, жены, 20-летней дочери  Наталии – уже достаточно известной сестры милосердия  и свояченицы, прибыл в Одессу. Поселилась семья генерала в начале улицы Преображенской, в доме №2, где в 1983 году была установлена скромная  мемориальная доска, напоминающая о тех днях: «В этом доме жил герой Шипки генерал Федор Федорович Радецкий (1820-1890)».
Чувствовал себя Федор Федорович хорошо и на следующий день в субботу собирался даже   с визитом к командующему войсками округа генералу Х.Х.Роопу. Но вдруг, в  начале двенадцатого ночи Федор Федорович внезапно прервал разговор с женой и судорожно откинулся на спинку дивана. На вопрос «Что с тобой?» ответил слабым голосом - «Начало конца» и стал быстро бледнеть. Внезапно возобновившиеся приступы  удушья были настолько стремительны, что в течение нескольких минут сломили всякое сопротивление организма. Незамедлительно прибывший К.Ф.Лагорио застал своего лучшего друга в предсмертной агонии. В 23.55 генерала Федора Федоровича Радецкого не стало.
Вышедшие в понедельник 15 января одесские газеты сообщили: «В ночь на 14-е января, внезапно скончался в Одессе генерал-адъютант Федор Федорович Радецкий. Панихида в квартире покойного (на Преображенской улице в доме Вучетич) ежедневно в 12 часов дня и 8 часов вечера. О дне выноса тела и погребении последует особое объявление».
В разделе местной хроники «Одесский вестник» писал о кончине одного из замечательных русских полководцев генерала от инфантерии Федора Федоровича Радецкого - популярного не только в военных кругах, но и среди всех слоев русского общества. Газета дала его краткие биографические данные, особо отметив заслуги в войне  1877-1878 годов. «Своей военной опытностью и личной храбростью во многом способствовал победе русских войск над турками». Газета отметила, что оставив всего несколько месяцев назад высокий пост командующего войсками Киевского военного округа, Федор Федорович хотел провести «остаток своих дней у нас в Одессе», в земле которой он нашел вечное успокоение.
Известие о смерти боевого генерала быстро облетело город и вызвало искреннее глубокое сожаление во всех сферах общества. На внеочередном заседании Одесская городская дума, почтив вставанием память генерала Радецкого, «имя которого дорого для всякого русского сердца», приняла решение: всем составом явиться на похороны, выразить семье сочувствие в ее скорби и  от имени города возложить на гроб венок.
Гроб с телом героя, богато украшенный живыми цветами и покрытый  многочисленными венками,  был установлен в квартире, которую покойному так и не удалось обжить. Фасад дома, вход, коридор - все было задрапировано траурным крепом.
На следующие после смерти дни - в воскресенье и понедельник, в квартире генерала были совершены панихиды архиепископом Херсонским и Одесским Никанором в сослужении соборного духовенства. В дальнейшем, вплоть до погребения,  панихиды служились дважды в день: в 12  и 8 часов вечера. По приказу командующего войсками Одесского военного округа генерала X.X.Роопа  во время панихид у гроба выставлялся почетный караул. На панихидах присутствовали: командующий войсками округа, генералитет, офицеры штаба и управлений округа, частей гарнизона. Массы народа всех званий и сословий постоянно с утра до ночи наполняли квартиру.
  16 января «Одесский вестник» поместил большой портрет члена Государственного Совета, генерал-адъютанта генерала от инфантерии Ф.Ф.Радецкого и телеграмму императора Александра III, направленную вдове покойного: «С глубочайшим прискорбием узнали Мы о внезапной смерти достойного Федора Федоровича Радецкого. Моя армия потеряла в нем славного, храброго героя, покрывшего себя славой во многих сражениях. Вместе со всей доблестной армией оплакиваю вашего глубокоуважаемого мужа». Император распорядился командировать на погребение командира 1 гвардейской кавалерийской дивизии генерал-адъютанта, генерал- лейтенанта князя И.Ф.Шаховского.
Вдова получила телеграммы от великого князя Николая Николаевича, Главнокомандующего в войне 1877-1878 годов: «Сердечное участие принимаю в вашем горе. По конец жизни не  забуду моего боевого, незабвенного сотоварища, свято исполнявшего страшное Шипкинское стояние и чудный, блистательный переход через Дунай». Военный министр генерал-адъютант П.С.Ванновский выразил «искреннее соболезнование и горесть по поводу печального события».
А телеграммы все шли и шли со всех концов России, из зарубежья.  Все они характеризовали Федора Федоровича, как «талантливого военачальника, образованного, доброго и симпатичного человека».
 Газета приводит мнение историка Г.А.Леера, отметившего, что среди многих военных, покрывших себя славой в войне 1877-1878 годов, Федор Федорович Радецкий - единственный, о ком полнейшее единодушие в отзывах всех участников кампании. В основе этого, по мнению ученого,  лежат два высоких нравственных качества генерала - «высокая справедливость и большая скромность».
В канун дня похорон славного сына России, Одесский городской голова Г.Г.Маразли с горечью отметил: «Если Одессе не суждено было видеть в числе почетных своих сограждан покойного - остается лишь горестное утешение, что прах столь доблестного военачальника будет  находиться в недрах ее земли».
Очередной раз,  отмечая боевые заслуги Ф. Ф. Радецкого, столичная  газета «Новое время», обратила внимание общественности на то, что с  именем генерала неразрывно связано воспоминание о доблестной обороне русскими войсками Шипки. В очень тяжелой обстановке, «высокий дух славного начальника в самые критические минуты вливал бодрость и сознание долга в сердца солдат». Газета выделяет такие отличительные черты Федора Федоровича Радецкого, как редкое спокойствие и «способность найтись» в критической ситуации; заботу о солдате и ласковое обращение с подчиненными - он был «человеком» и потому в каждом солдате видел и ценил человека; личную храбрость и мужество, известные всей армии.
В «Одесском вестнике», вышедшем в день похорон, было высказано мнение о том, что в память о генерале Радецком следовало бы подготовить и издать брошюру с описанием в героических рассказах его боевых подвигов и сделать ее достоянием всех солдатских библиотек. В брошюру предлагалось внести и описание его похорон - как живой пример чрезвычайных почестей, отдаваемых патриотизму, храбрости и высоким чисто человеческим качествам выдающегося военачальника. «Это было бы ему лучшим памятником», - подчеркивает издание.
18 января газеты поместили оповещение о том, что «в пятницу 19 января в 91/2 час. утра будет совершена лития по усопшему генерал-адъютанту Федору Федоровичу Радецкому в квартире покойного (Преображенская дом №2). Затем последует вынос тела в Собор и по завершении божественного богослужения прах усопшего будет предан земле на Старом кладбище».
Траурная процедура была определена специальным приказом командующего войсками Одесского военного округа генерала X..X.Роопа, он же принял на себя общее командование. За соблюдением порядка во время похоронного шествия наблюдал помощник начальника штаба округа генерал-майор В.Н.Филиппов с помощью специально выделенных трех офицеров Генерального штаба. Распорядителем печальной церемонии стал друг Федора Федоровича генерал-майор в отставке К.Ф.Лагорио.
После последней панихиды тело генерала Радецкого было переложено в свинцовый гроб, который запаяли и снова вложили в тот гроб, где тело находилось до этого. Лицо осталось видимым из-под стеклянной рамы. На середине наружного гроба лежала генеральская свитская шапка, по бокам которой накрест были сложены шпага и ножны. На бархатных подушечках сияли ордена и Знаки отличия генерала Радецкого, полученные  в разные годы: Орден св. Станислава 3ст. (1845); Орден св. Анны 3ст. (1852); Орден св. Анны 2 ст. (1855); Орден св. Владимира 4ст. (1855); Орден св.Георгия 4ст. (1859); Золотое оружие «За храбрость» (1860); Орден св. Владимира 3ст. (1863); Орден св. Станислава 1ст. (1867); Орден св. Анны 1ст. (1870); Орден св. Владимира 2ст. (1875); Орден св. Георгия 3ст. (1877); Золотое оружие с бриллиантами «За храбрость» - за оборону Шипки с 9  по 14 августа  1877г.(1877); Орден св. Георгия 2ст. (1878); Орден Белого Орла (1882); Орден св. Александра  Невского (1885);  Бриллиантовые знаки ордена св. Александра  Невского (1888); многочисленные медали, в числе которых серебряная «За оборону Шипки»; Знаки отличия  за  беспорочную службу, а также  иностранные ордена, в том числе от сербского короля  «Такова» 1ст.; Прусский орден «За  храбрость»;  Мекленбург-Шверинский орден   «За военные заслуги»1 ст. и др. Корреспондент одной из одесских газет насчитал их около 50.
В день похорон 19 января 1890 года с раннего утра к дому на Преображенской стал стекаться народ. К 8 утра прибыл почетный караул с оркестром от 57 пехотного Модлинского полка и построен фронтом к дому. Он сопровождал тело генерала Радецкого при выносе из квартиры и до собора..
К 9 утра около дома вдоль Преображенской фронтом к скверу были построены выделенные от войск Одесского гарнизона: 11 саперный батальон, батальон 14 стрелкового полка, 4 сотни 8 Донского казачьего полка, 6 орудий 15 артиллерийской бригады со знаменами и оркестрами для сопровождения останков  почившего героя на кладбище. Все войска гарнизона в зимней форме (шинелях и барашковых шапках) при холодном оружии, включая обмундированных новобранцев, были построены шпалерами в заранее указанных местах по обеим сторонам Преображенской:
- 57 пехотный Модлинский полк - от дома до Дерибасовской;
- 59 пехотный Люблинский полк - от Дерибасовской до Полицейской;
- 4 стрелковая бригада - от Полицейской до Большой Арнаутской;
- пехотное училище, 49 пехотный резервный кадровый батальон и 15 артиллерийская бригада - от Большой Арнаутской до Резничной;
         - 2 батальон 5 саперной бригады - от Резничной до площади Старого кладбища.
Около 9 утра в квартире у гроба была совершена лития епископом Елисаветградским преосвященным Мемноном в сослужении соборного духовенства и с хором архиерейских певчих. На богослужении присутствовали: жена Серафима Петровна и дети, все высокопоставленные особы города, военное руководство, многочисленные депутации, генералитет, командиры отдельных частей, предста¬вители различных ведомств и учреждений, знакомые  и почитатели генерала. В 9.30 при пении хора гроб подняли на руках офицеры Генерального штаба, через двор дома (ныне № 2а)  вынесли на улицу и поместили на траурной погребальной колеснице.
На покрытый гроб были возложены многочисленные венки. В том числе: «Генерал-адъютанту Радецкому от войск 8 армейского корпуса»; «Незабвенному вождю генерал-адъютанту Радецкому от 4-й стрелковой бригады»; от Московской городской думы; от Главного управления Российского общества Красного креста; от местного управления Российского общества Красного креста – «Герою от Красного креста»; от сестер милосердия Стурдзовокой общины сердобольных сестер; «Генерал-адъютанту Федору Федоровичу Радецкому от Московского городского головы Н. А. Алексеева»; «Славному защитнику Шипки от боевого товарища генерал-адъютанта Гурко»; «Бессмертному полководцу, герою Шипки - подольцы своему горячо любимому шефу»; «Своему незабвенному Шипкинскому вождю - 14 пехотная дивизия»; «Одесские Черногорцы генерал-адъютанту Федору Федоровичу Радецкому»; «Одесское болгарское настоятельство - славному подвижнику освобождения Болгарии»; «От_благодарных болгар в Одессе достойному герою Шипки»; от дагестанцев; «От войск Киевского военного округа»; «От военных инженеров Одесского военного округа»; от болгарских офицеров – «Храброму вождю Шипкинских героев»; «От Николаевской инженерной академии и инженерного училища»; «От Одесского военного округа»; «От офицеров Генерального штаба Одесского военного округа»; «От города Одессы»; «От Санкт-Петербургского городского общества своему почетному гражданину генерал-адъютанту Федору Федоровичу Радецкому» и др.
Печальная процессия направилась к собору по Преображенской увешанной черными траурными флагами с белыми крестами. На каждом фонарном столбе - ветви зелени в траурном обрамлении из черного с белым крепа. Во всех фонарях с 8 утра до 2.30 дня горел газ. Впечатляло траурное убранство здания Новороссийского университета на Преображенской - с главного балкона спускался черный покров с серебряными кистями и серебряным нашитым венком.
На всей Преображенской улице до самого кладбища между шпалерами войск, стоявших у самой мостовой, толпились массы народа. Люди были на балконах, крышах домов, выглядывали из окон. Много народа собралось на Соборной площади и прилегающих улицах.
«Траурное шествие представляло собой грандиозное зрелище», - отметили газеты. Впереди процессии двигался взвод городской конной жандармской команды. Затем следовали: представители города-члены Одесской городской думы и городской управы во главе с городским головой Г.Г.Маразли и товарищем городского головы В.Н.Лигиным; депутации от учебных заведений города - профессора и студенты университета, коммерческих и реальных училищ, классических гимназий; депутация от Российского общества Красного креста; представители местного управления того же общества; сестры милосердия Стурдзовской общины сердобольных сестер; представители болгарских и черногорских колоний, местного болгарского настоятель¬ства; представители различных ведомств и учреждений; делегации от различных военных ведомств, учреждений и частей войск, в том числе от Николаевской академии Генерального штаба, инженерной академии и училища, 55-го пехотного Подольского полка; знакомые и почитатели генерала. За депутациями шли обер-офицеры с подушечками, на которых находились награды генерал-адъютанта Ф.Ф.Радецкого. За ними - духовенство во главе с преосвященным Мемноном и хор певчих.
Следом ехала печальная колесница, запряженная шестеркой лошадей. Кисти балдахина над гробом во время шествия поддерживали обер-офицеры. За колесницей шли: вдова и дети генерала Радецкого; генерал И.Ф.Шаховской; родственники и друзья покойного - все, кто присутствовал на богослужении. Командующий войсками Одесского военного округа со свитой следовали на лошадях. Ординарец вел любимого коня Ф.Ф.Радецкого, совершенно закрытого траурным покрывалом. Заключали шествие почетный караул и почетный отряд в пешем и конном строю.
Отметим, что все совершалось при звуках оркестра, исполнявшего на всем протяжении печального обряда «Как славен наш Господь» и похоронные марши. С Преображенской улицы процессия направилась по мостовой вокруг Соборной площади к кафедральному собору. Там гроб был снят офицерами с колесницы и внесен в храм, где началась заупокойная литургия, которую совершал высокопреосвященный Никанор. В прощальном слове он подробно остановился на значении боевой деятельности генерала Радецкого. Было отмечено, что за  годы 50-летней офицерской службы «он покрыл себя и русское воинство неувядаемой славой, которая займет одну из лучших страниц в русской военной истории». Характеризуя подвиги генерала, архипастырь назвал его «истинным воином Христовым, проникнутым глубокой верой, великой отвагой и смиренным любвеобильным сердцем».
После окончания литургии офицеры на руках вынесли гроб,  установили на колесницу и все направились на Старое городской кладбище.
Вступив на его территорию, колонна остановилась у свежевырытой могилы слева от кладбищенской церкви  Всех Святых. С надгробной речью выступил начальник Академии Генерального штаба генерал Н.Н.Сухотин. «Сегодня мы хороним доблестного героя Шипки генерал-адъютанта Федора Федоровича Радецкого. Он умер, но память о нем не умрет,  заверил генерал. – Военная русская история вписала в свои страницы его славные подвиги».  При этом были отмечены главные из них: во-первых, шестимесячная защита Шипки, которой генерал Радецкий преподал «бесстрашный образец того, как можно, как нужно и как должно защищать каждую пядь земли, которую вверила нам судьба». Второй состоит в том, что Ф.Ф.Радецкий в часы тяжелейших испытаний и временных неудач русских войск на Дунае «успокаивал Россию классически кратким и классически величественым донесением: «На Шипке все спокойно. Радецкий».  Мир праху твоему, бессмертный защитник Шипки». При заключительных словах генерал Н.Н.Сухотин опустился у могилы на колени.
В тот момент, когда гроб с телом Ф.Ф.Радецкого был опущен солдатами в могилу, войска отдали честь усопшему герою трехкратными ружейными и пушечными залпами. В 14.30 обряд погребения был завершен. По мнению многих корреспондентов, «Одесса, наверное, в первый раз видела такие торжественные похороны».
На девятый день кончины генерала Ф.Ф.Радецкого, в понедельник 22 января в 12 часов в кафедральном соборе была отслужена панихида.
Вдова генерала Серафима Петровна Радецкая после похорон мужа осталась на постоянное жительство в Одессе и занялась хлопотами по сооружению памятника на могиле супруга. В начале мая следующего, 1891 года, в Одессу была доставлена из Москвы бронзовая статуя Ф.Ф.Радецкого, отлитая по модели, изготовленной известным архитектором Владимиром Осиповичем Шервудом, автором памятника в Москве гренадерам - героям Плевны (1887 год).
Статуя была отлита  «Товариществом фабрики металлических изделий А.М.Постникова» в Москве. Для публичного обозрения она выставлялась в Постниковском пассаже на Тверской. Для установки памятника в Одессу заблаговременно
прибыли Шервуд и Постников. Стоимость монумента с оградой составила    свыше 50 тысяч рублей. Император Александр Ш выразил желание, чтобы расходы по устройству памятника были приняты на счет казны, но вдова настояла, чтобы склеп был сооружен за ее счет.
14 мая  1891 года одесские газеты поместили сообщение о том, что «Высочайше разрешено торжественно открыть 16 мая надмогильный памятник генерал-адъютанту Радецкому на Старом кладбище. Начало панихиды и церемонии в 10 час. утра».
Открытие памятника проходило с необычайной торжественностью. Процедуру определил  своим  приказом новый командующий войсками Одесского военного округа генерал от кавалерии граф А.И.Мусин-Пушкин. Руководителем церемонии был назначен командир 4 стрелковой бригады генерал-майор В.Н.Филиппов. В помощь ему выделили четырех офицеров.
К 10 утра 16 мая на главной и других аллеях Старого кладбища выстроились: Одесское пехотное юнкерское училище, 57 пехотный Модлинский и 59 пехотный Люблинский полки, 4 стрелковая бригада, Измаильский резервный батальон, 8 Донской казачий полк, 5 батарея 15 артиллерийской бригады, 1 рота Бендерской крепостной артиллерии с оркестрами. Форма одежды - обыкновенная, в мундирах при трауре, фуражки в белых чехлах.
На кладбище прибыли: командированный из Житомира командир 11 корпуса генерал-лейтенант князь И.Ф.Шаховской; вдова и сын Ф.Ф.Радецкого; Одесский градоначальник контр-адмирал П.А.Зеленой с супругой; друг Федора Федоровича генерал К.Ф.Лагорио; генералитет и командиры отдельных частей; Одесский городской голова Г.Г.Маразли во главе депутации от города; депутации, прибывшие от каждого из четырех составляющих 9 дивизию пехотных полков, которой командовал Ф. Ф. Радецкий -33 Елецкого, 34 Севского, 35 Брянского и 36 Орловского пехотных полков; от бывшего 45 резервного батальона и 55 Подольского пехотного полка; ректор Новороссийского университета профессор И.С.Некрасов; воспитанники учебных заведений со своими преподавателями; представители различных ведомств; много знакомых и почитателей Ф.Ф.Радецкого. Среди прибывших был и автор памятника В.О.Шервуд. Все окрестные улицы были заполнены толпами народа.
Посреди  кладбищенских памятников, газонов и клумб возвышался покрытый полотном  новый памятник. Вблизи него на тротуаре были размещены многочисленные венки. Вся площадка была окружена колоннадой из белых столбов, украшенных розетками и флагами.
После прибытия командующего войсками округа прозвучал сигнал к молитве, сменившийся колокольным перезвоном. Панихиду по покойному защитнику Шипки совершал епископ Елисаветградский преосвященный Мемнон в сослужении соборного духовенства и при участии хора архиерейских певчих. Во время служения молебствия спал занавес, скрывавший памятник, и взорам присутствующих открылось величественное зрелище.
Подножие монумента составляли три громадные восьмиугольные ступени светло-розового гранита, на которых возвышалась почти пятиметровой высоты красная гранитная скала, напоминающая о скалах горы св. Николая на Шипке. На вершине сооружения были укреплены восьмиконечный бронзовый крест и во весь рост без головного убора фигура генерала в облачении древнерусского витязя. Левой рукой герой опирался на крест, в правой его руке находился обнаженный меч, готовый к защите православия и славянства. Под памятником был устроен мраморный склеп, в который и поместили тело Ф.Ф.Радецкого.
Ограда памятника появилась позднее. Она состояла из гранитных ворот и цоколя с двенадцатью гранитными тумбами. На тумбах стояли пушки из числа отбитых Радецким при взятии Шипки, а над пушками - орлы с расправленными крыльями. Тумбы соединялись между собой бронзовыми цепями в виде красивых позолоченных гирлянд.
При пении "Спаси, Господи, люди твоя", преосвященный окропил святой водой памятник, обойдя его вокруг. Молебствие закончилось провозглашением многолетия царской семье, вечной памяти усопшему Федору Федоровичу Радецкому и многолетия всероссийскому христолюбивому победоносному воинству. После окончания богослужения  раздались троекратные залпы, продолжавшиеся несколько минут.
Затем к памятнику подходили депутации и возлагали к его подножию венки: «От Одесского городского общественного управления - памяти Радецкого»; «Федору Федоровичу Радецкому от Николаевской академии Генерального штаба»; «Федору Федоровичу Радецкому от войск Одесского военного округа»; «Незабвенному шефу – подольцы»; «От 33 Елецкого полка»; «От 34 Севского полка»; «От 35 Брянского полка»; «От 36 Орловского полка»; и многие другие. После возложения венков у монумента был выставлен караул.
С речью на открытии  памятника выступил городской голова Г.Г.Маразли. Он подчеркнул, что «на долю Одессы выпала честь хранить прах незабвенного героя - славы России». Он передал сердечную благодарность близким Ф.Ф.Радецкого, «которые постоянными заботами,  украсили всем нам дорогую могилу». Ректор университета  И.С.Некрасов приветствовал в своем выступлении «открытие памятника русскому герою, борцу за славянскую независимость, одному из носителей великой миссии русского народа». Огромное впечатление на присутствующих произвела речь начальника штаба округа,   Генерального штаба генерал-лейтенанта А.И. Маныкина-Невстроева. Он охарак¬теризовал усопшего героя, «изящный облик которого станет красоваться с нынешнего дня на этом тихом убежище». При этом он коснулся «самых лучших, чистых и высоких сторон духовной природы» генерала, «одаренного светлым военным умом, преисполненного любви к бранному делу», служившему «по преимуществу обнаженным мечом против врагов России». Призыв генерала А.И.Маныкина-Невстроева - «Пусть живет память о тебе, добрый русский витязь!»,  нашел живой отклик в сердцах собравшихся.
Завершилась процедура прощания с героем военным парадом. Войска прошли перед памятником церемониальным маршем со знаменами под звуки оркестра Модлинского пехотного полка, входя в главные (северные) ворота  и выходя  в западные. Во главе колонны прошествовали старые воины-ветераны из Одесского дома инвалидов, затем юнкера пехотного училища,  стрелки  «Железной» бригады,  пехота, казаки и артиллерия.
14 июня 1898 года в Одессу было доставлено тело внезапно скончавшейся в Петербурге младшей дочери Ф.Ф.Радецкого  Ольги Розалион-Сошальской. В присутствии родственников она была похоронена в фамильном склепе рядом с отцом.
Долгие годы в путеводителях и справочниках Одессы памятник генералу Федору Федоровичу Радецкому значился как достопримечательность города наряду с памятниками дюку Де-Ришелье, А.С. Пушкину и М.С.Воронцову. Перед 1 мировой войной военно-историческое общество, возглавляемое командующим войсками Одесского военного округа генералом В.Н.Никитиным, ходатайствовало о перезахоронении праха Ф.Ф.Радецкого в военном соборе и   перенесении памятника в  его ограду. Но сделать этого не удалось. И сегодня можно только сожалеть о том, что Одесса лишилась его.
                                                        
                                                                                                    Виктор Головань.

Comments

Февраль 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728   
Разработано LiveJournal.com