Виктор Головань (vigolovan) wrote,
Виктор Головань
vigolovan

Categories:

Елизавета Ксаверьевна Воронцова в жизни Одессы

    131 год назад 15 апреля 1880 года Одесса была потрясена трагической вестью о кончине   светлейшей княгини Елизаветы Ксаверьевны ВОРОНЦОВОЙ. Ушла из жизни одна из «лучших представительниц лучших людей доброго старого времени». Вся ее жизнь со всеми ее делами составляет драгоценное достояние истории Одессы, нашего края и всего государства. Им она посвятила лучшие годы своей жизни, много, долго и плодотворно трудилась на их благо.


Елизавета Ксаверьевна Воронцова

Родилась она 8 сентября 1792 года в семье графа Ксаверия Петровича Браницкого - великого коронного гетмана польского, генерала от инфантерии. Его портрет, написанный придворным художником Лампи – старшим в ряду выдающихся личностей Екатерининской эпохи,   хранится в Воронцовском дворце в Алупке. Мать Елизаветы Ксаверьевны - урожденная графиня Александра Васильевна Энгельгардт, любимая племянница Г.А.Потемкина, пользовалась особым вниманием императрицы.
 В детстве Елизавета, живя при строгой матери в деревне, получила прекрасное образование и воспитание. Благодаря близости семьи ко двору, в 15 лет она была удостоена звания фрейлины. Во время первого заграничного путешествия познакомилась с боевым генералом графом Михаилом Семеновичем Воронцовым, 20 апреля 1819 года в Париже в православной церкви состоялось их венчание.  Посаженным отцом невесты   на свадьбе был английский фельдмаршал, герцог Артур Веллингтон. Ей шел тогда двадцать седьмой год, ему - тридцать седьмой. «Все удовольствия жизни разом предстали ей и окружили ее», - писал Ф. Вигель. Императрица Елизавета Алексеевна, выразив  согласие на брак своей фрейлины,  писала отцу Михаила Семеновича графу С.Р.Воронцову: «Молодая графиня соединяет все качества выдающегося характера, к которому присоединятся все прелести красоты и ума: она создана, чтобы сделать счастливым уважаемого человека, который соединяет с нею свою судьбу». Солидно и всесторонне образованная, она обладала многообразными сведениями по многим наукам, прекрасно знала историю, особенно конца ХУШ - начала XIX веков. Обширные знания ботаники помогли ей руководить работами как по созданию верхнего и нижнего садов в Алупке,  так и зимнего сада в Одесском дворце. Она особенно любила розы и сама вывела несколько разных сортов, названных именами великих людей. По ее плану в Алупке был устроен знаменитый лабиринт, приводивший в восторг всех, кто его видел.
     В начале 1820 года Елизавета Ксаверьевна родила дочь, умершую через несколько дней. Стремясь как-то смягчить горечь утраты, молодая чета часто меняет место жительства: Москва, имение Воронцовых в с.Андреевское, несколько раз посещали имение Браницких в Белой Церкви. Путешествуя, они побывали в Италии, из Турина приехали в Париж, затем уехали в Англию, а потом в Петербург. 7 мая 1823 года Михаил Семенович получил назначение Новороссийским генерал-губернатором и полномочным наместником Бессарабской области. Начался новый, длительный одесский период в жизни Елизаветы Ксаверьевны. И все эти долгие годы она была в центре одесского общества и не только в связи со служебным положением мужа, но и по своим личностным качествам, душевным порывам. Елизавета Ксаверьевна оставила неизгладимый след среди современников. Каждый видел в ней свое, оценивал по- своему. Вот некоторые впечатления современников: «Графиня Воронцова полна живой и безусловной прелести. Она очень мила…» (А. О.Смирнова). «Она очень приятна, у ней меткий, хотя не очень широкий ум, а ее характер - самый очаровательный, который я знаю» (А.Н.Раевский). «Ей было уже за тридцать лет, а она имела все права казаться еще самою молоденькою. С врожденным польским легкомыслием и кокетством желала она нравиться, и никто лучше ее в том не успевал. Молода она была душою, молода и наружностью. В ней не было того, что называют красотой, но быстрый нежный взгляд ее миленьких небольших глаз пронзал насквозь...» (Ф.Ф.Вигель). «Не нахожу слов, которыми мог бы описать прелесть ее, ум, очаровательную приятность в обращении» (Н.С.Всеволожский). «И в то же время … не отличалась семейными добродетелями и так же, как и ее муж, имела связи на стороне» (К.К.Эшлиман). «Небольшого роста, тучная (в начале 50-х годов - авт.), с чертами несколько крупными и неправильными, графиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова была, тем не менее, одной из привлекательнейших женщин своего времени. Все ее существо было проникнуто такою мягкою, очаровательною, женственною грацией, такою приветливостью, таким неукоснительным щегольством, что легко себе объяснить, как такие люди, как Пушкин, герой 1812 года Раевский, многие и многие другие, без памяти влюблялись в Воронцову» (граф В.А.Сологуб).
      О Елизавете Ксаверьевне Воронцовой писали в солидных изданиях того времени: в «Русском архиве», «Историческом вестнике», «Вестнике Европы». И большинство сохранило о ней добрую память. Статьи о ней и сегодня печатают даже  в весьма специфических изданиях: «Уральском следопыте», «Лесной промышленности», «Искусстве», «Дошкольном воспитании» и  многих других.
Особое место в биографии Елизаветы Ксаверьевны занимает ее отношение к Александру Сергеевичу Пушкину. Об их отношениях, так или иначе, писали, порой спекулируя, современники, многие исследователя. Пишут о них и сейчас. И, несмотря на это, отношения этих двух незаурядных людей, по-прежнему принадлежат к числу «самых недоуменных» и по-прежнему нуждаются в самой серьезной специальной разработке и, думается, они останутся таковыми навсегда.
    
Более чем полувековая жизнь Елизаветы Ксаверьевны в Одессе - это «непрерывная цепь самых разнообразных и самых трогательных памятников ее христианской души». Много, очень много ее добрых дел, хорошо известных в городе, навечно остались в его истории. И прежде всего - это ее благотворительная деятельность, в которой она была одной из пионерок. Именно она  объединила благородной идеей помощи страждущим самых достойных женщин Одессы – подвижниц милосердия. Уже первые итоги и этой деятельности были по достоинству оценены императором Николаем I в Высочайшей Грамоте на имя жителей Одессы за попечение, оказанное ими при снабжении армии всем необходимым, во время русско-турецкой войны 1828-1829 годов, за устройство госпиталей для раненых и больных воинов. Усилия Елизаветы Ксаверьевны многие годы были сосредоточены на активном участии в работе Одесского женского благотворительного общества, которое она возглавляла более 20 лет. Особо деятельность общества проявилась в постоянном внимании к призрению бедных в тяжелые для Одессы и всего края годы, когда там свирепствовал голод. В 1833 году усилиями общества было накормлено и обогрето более 4300 человек. В магазинах общества хлеб нуждающимся продавался втрое дешевле. В специально нанятых домах общество призрело более 400 беспризорных детей, устроило временную больницу на 40 коек. Свыше 400 человек было обеспечено работой, позволивший спасти от голодной смерти их семьи. Брошенных детей собирали, пристраивали к разным полезным занятиям, а 25 марта 1835 года в Одессе около городского кладбища был открыт первый частный детский приют, ставший позднее Домом призрения сирот. Капитал общества постоянно пополнялся как за счет коммерческой деятельности, так и частных пожертвований, в первую очередь самой Елизаветы Ксаверьевны. Сосредоточив свои усилия на помощи наиболее незащищенным слоям общества, со временем удалось организовать отделения для младенцев, престарелых и немощных женщин, иноверцев, изучающих под наблюдением священнослужителей догмы православной веры и готовящихся к принятию христианства. Для бедных, отправляющихся к святым местам и нуждающихся во временном приюте, наняли специальный дом. Женское благотворительное общество по определению одного из современников, явилось «рассадником благотворительных учреждений в Одессе». Так, после Крымской войны, когда многие были разорены, и в городе царила вопиющая нужда, был организован просуществовавший более 28 лет «Комитет попечения о бедных», призревший зимой 1856-1857 годов более 3 тысяч человек, в том числе 1200 христиан и 260 еврейских семей. Перед глазами  Елизаветы Ксаверьевны, в ее сердце исчезало всякое различие вероисповеданий, когда взывали к ее помощи, когда обращались к ее благородной душе. «Ты человек - этого достаточно. Ты беден - более чем достаточно. Ты дитя моего Бога», - вот истина, которую она исповедовала всю жизнь.
      После смерти в ноябре 1856 года супруга, оставшись на постоянное жительство в Одессе, Елизавета Ксаверьевна отошла от светской жизни. Но о ней помнили, ее постоянно посещали все прибывавшие в Одессу высокие гости, члены императорской семьи. Большое внимание в те годы она уделяла семейному архиву, его разборке. Современники утверждают, что часть его она уничтожила. Коснулось это и ее переписки с А.С.Пушкиным.  В последние годы жизни  она полностью посвятила себя благотворительности, оказанию помощи и поддержки тем, кто в этом больше всего нуждался. Выразилось это в целом ряде пожертвований в пользу бедных, число которых заметно выросло после Крымской войны. Ее детищем, «живым памятником» ее крупных общественных заслуг, долгие годы оставался Михайло-Семеновский сиротский дом, построенный в память ее незабвенного супруга на участке женского благотворительного общества. На его строительство княгиня выделила 135 тысяч неприкосновенного капитала, а на содержание постоянно направляла крупные суммы. В 1873 году там была открыта церковь во имя архистратига Михаила. С именем Елизаветы Ксаверьевны связана и деятельность «Стурдзовской богадельни сердобольных сестер», названной по имени ее основателя А.С.Стурдзы. Им она пожертвовала около 120 тысяч рублей, не считая ряда пособий. Одной из любимых забот Елизаветы Ксаверьевны была долгие годы работавшая в Воронцовском дворце, хорошо организованная школа для детей служащих у княгини. Обучалось в ней до 40 детей,  в том числе и «посторонних» из числа бедняков. «Она имела только одно служение - служение Богу, один долг - долг сердца и повиновалась одному голосу - голосу милосердия. И везде, где вздыхал бедняк - появлялась она. Где стонал больной - помогала она. Где раздавались жалобы вдовицы - она являлась утешительницей. Где плакала сирота – она осушала ее слезы. Где стыдливая нищета конфузливо пряталась от глаз людских - там отыскивал ее являлся на помощь ей небесный ангел, называемый Елизавета Воронцова», - так охарактеризовал благотворительную деятельность Елизаветы Ксаверьевны одесский городской раввин доктор Шимон Швабахер в речи, посвященной ее памяти.
      Преклонный возраст (ей тогда было 84 года), болезненное состояние, заставили Елизавету Ксаверьевну сложить с себя полномочия председательницы женского благотворительного общества, которому посвятила 43 года самой полезной и плодотворной деятельности.
Скончалась светлейшая княгиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова - супруга Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора Михаила Семеновича Воронцова в 7 часов вечера 15 апреля 1880 года - об этом на следующий день сообщили Одесские газеты.
     В пятницу, 18 апреля  1880 года Одесский городской голова Г.Г.Маразли получил телеграмму на имя сына Елизаветы Ксаверьевны, светлейшего князя С.М.Воронцова от министра Двора Его Величества графа  А.В.Адлерберга.  В ней  сообщалось о последовавшем разрешении на погребение праха Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой в Одесском кафедральном соборе, где ранее был похоронен ее муж. Такой, чести Елизавета Ксаверьевна удостоена не случайно. И, думается, не только потому, что она была сиятельной особой. Этот редчайший случай погребения женщины в кафедральном соборе, убедительно подтверждает факт того, что Елизавета Ксаверьевна Воронцова - возвышенная христианка. В церемонии перенесения тела усопшей из дворца в собор, приняли участие родные и близкие княгини, высшие военные и гражданские руководители, члены городской управы и гласные думы во главе с городским головой Г.Г.Маразли, все городское духовенство, воспитанники Михайло Семеновского сиротского дома, многочисленные жители Одессы.
     Современники много сделали для сохранения памяти о ней. Многогранная общественная деятельность Елизаветы Ксаверьевны была увенчана высшей наградой Российской империи орденом святой Екатерины или Освобождения 1 ст. Его девиз «За любовь и Отечество» был написан на знаках ордена серебряными буквами на красной ленте с серебряной каймой и золотыми буквами - на серебряной восьмиконечной звезде.
Сохранилось несколько портретных изображений Елизаветы Ксаверьевны, заказанных в свое время супругами Воронцовыми наиболее известным мастерам, главным образом европейским. Одно из ранних ее изображений  - портрет работы М.В. Жакото на фарфоре( Национальный музей, Стокгольм), В 1832 году Дж.Хейтер  написал  хорошо известный портрет, находящийся ныне в Эрмитаже.  Достаточно подробный их перечень был составлен одесским исследователем Ю.Письмаком и заведующей отделом Алупкинского государственного дворцово-паркового музея-заповедника Г.Филатовой. Среди них публикуемый нами портрет Е.К.Воронцовой кисти П.Соколова, датируемый 1823 годом.
     В ряде источников, в том числе посвященных одесскому  Спасо-Преображенскому собору, сохранились описания захоронения там Елизаветы Ксаверъевны. Находилось оно рядом с могилой ее мужа, у той же алтарной стены внутри Трапезной церкви. Памятником служила скромная мраморная плита с надписью: «Княгиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова. Родилась 8 сентября 1792 года,  скончалась 15 апреля 1880 года» и словами, взятыми из Евангелия: «Блаженни милостiи, яке тiи помиловани будут». В слове перед ее погребением в великую субботу 19 апреля 1880 года высокопреосвященный Платон, архиепископ Херсонский и Одесский отметил, что «ее долголетняя жизнь и по рождению и по супружеству стояла на одной из самых высоких ступеней Славы и Счастья». Перед смертью она завещала высокопреосвященному Платону: «Когда я умру, просите всех молиться обо мне, а значит и помнить». Думается, что своими благородными делами, Елизавета Ксаверьевна Воронцова заслужила благодарную намять потомков. Имя ее не должно быть предано забвению.
   Считается, что имя Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой обессмертил увлеченный ею Александр Сергеевич Пушкин. Да, об этом достаточно убедительно свидетельствуют относящиеся к шедеврам его творчества так называемый «Воронцовский цикл». На страницах его рукописей насчитывается более 30 изображений графини, сделанные его рукой. И, не случайно, несмотря на прожитые 88 лет, Елизавета Ксаверьевна осталась в памяти современников и потомков молодой и привлекательной. Именно такой ее воспел великий поэт.        Можно говорить, что имя Елизаветы Ксаверьевны вошло в историю благодаря ее замужеству. Да, почти 40 лет она находилась рядом с Михаилом Семеновичем Воронцовым - этим незаурядным человеком, выдающимся военным и администратором, удостоенным высшим воинским званием генерал - фельдмаршала и титулом светлейшего князя. Она всегда стремилась помочь ему в разносторонней деятельности. Она была матерью его детей. Он и скончался на ее руках. Но ее имя и память о ней должна быть сохранена и благодаря особым личностным качествам и добрым делам, ее участию в благотворительной деятельности и развитии культуры, особенно на юге России, в Одессе.
     К сожалению, нередко мы являемся свидетелями обратного. В Одессе, где прошли в плодотворном труде ее лучшие годы, где покоится ее прах, долгие годы она пребывала в забвении. Прошел не замеченным ее столетний юбилей, в то время как по инициативе Воронцовского общества и польского общества «Полония», эта дата была широко отмечена в Москве, Ленинграде, в других городах. Ни словом, ни тем более делом, не вспомнили о ней в дни празднования 200-летия Одессы.
Прах Елизаветы Ксаверьевны и Михаила Семеновича продолжал оставаться в забвении на заброшенном участке Слободского кладбища.      
Перелом наступил в 1999 году после принятия Кабинетом Министров Украины постановления о включении Одесского кафедрального собора в «Программу воссоздания выдающихся утраченных памятников истории и культуры Украины». В городе все чаще  и громче стали говорить о необходимости восстановления исторической и общечеловеческой справедливости – возвращении праха четы Воронцовых на место их первоначального упокоения. 29 сентября 2005 депутаты Одесского городского совета стоя проголосовали решение о перезахоронении четы Воронцовых со Слободского кладбища в кафедральный Спасо-Преображенский собор, которое в торжественной обстановке состоялось  10 ноября. Когда гробы опускали в склеп, прозвучали оружейные залпы. Ниши закрыли тремя мраморными плитами с надписями. На одной из них слова: «Светлейшая княгиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова. Родилась 8 сентября 17092 года. Скончалась 15 апреля 1880 года». Ровно через год, 10 ноября 2006 «с целью сохранения исторической памяти и воспитания последующих поколений одесситов в духе уважения к истории свое го города» был открыт мемориал светлейшей четы Воронцовых на месте их бывшего захоронения на Слободском кладбище, где они покоились почти 70 лет. На черных мраморных плитах с возвышающимися у изголовья надгробиями - памятные даты и вехи печальной истории их перезахоронений.  С 2007 в Одессе регулярно ежегодно проводятся Воронцовские чтения, имеющие широкий международный резонанс. 
    Хочется надеяться, что память о нашей замечательной землячке никогда не исчезнет из наших сердец и из памяти наших детей и внуков. А это во многом зависит от нас - ныне живущих, от нашего отношения к человеческой памяти и созданным людьми памятникам о себе и своих делах, от преемственности  поколений.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments